Эмоциональное выгорание: как выявить причины и найти пути преодоления? Часть 1

Эмоциональное выгорание – чрезвычайно распространённая проблема в современном мире. И грозит оно не только представителям социально ориентированных профессий, как полагали изначально, но может случиться и с человеком, занятым практически в любой сфере деятельности. Подробнее о том, как эффективно бороться с эмоциональным выгоранием, из уст Ирины Удод, клинического и экзистенциального психолога.

Впервые явление эмоционального выгорания было описано в конце прошлого века Х.Фройденбергом, на основании наблюдения за специалистами и волонтерами, работающими в социальной сфере. У всех этих людей наблюдались симптомы, похожие на депрессию. В их анамнезе обнаруживалась схожая история – поначалу они были в полном восторге от своей деятельности, но со временем энтузиазм проходил, уступая место эмоциональному истощению, постоянной усталости, раздражительности, цинизму, а также появлялись разного рода соматические жалобы. Это состояние в противовес изначальному «эмоциональному горению» получило название «эмоциональное выгорание». И характеризуется оно прежде всего истощением, отсутствием мотивации к продолжению деятельности и снижением личной продуктивности.

Сегодня синдром эмоционального выгорания (СЭВ) не ограничивают лишь социальными «помогающими» профессиями, а рассматривают его как синдром переутомления, который может встречаться в любой деятельности – профессиональной, учебной, бытовой (например, у молодых матерей).

Можно условно выделить четыре группы симптомов, характерных для СЭВ:

  • Эмоциональное истощение – хроническая усталость, сниженный фон настроения, расстройства сна, боли неясного генеза.
  • Деперсонализация, дегуманизация – отношение к окружающим людям становится негативным, отвергающим и даже циничным, человек идет по пути механического шаблонного функционирования, не «включается», и всячески избегает эмоциональных нагрузок.
  • Переживание собственной нерезультативности – страдание от недостатка результативности, признания, чувство собственной несостоятельности и чрезмерности предъявляемых требований.
  • Витальная нестабильность – депрессия, подавленность, возбудимость, тревожность, беспокойство, чувство безнадежности и раздражительность.

По мнению австрийских психотерапевтов К.Маслаха (C.Maslach, 1982) и Дж.Сонека (Sonneck, 1994) все эти симптомы вместе представляют собой первые признаки «развития предсуицидального состояния».

Как скоро наступает этап выгорания и по каким причинам?

Для понимания развития СЭВ можно прибегнуть к описанию немецкого психолога Матиаса Буриша (M.Burich, 1989). Он обозначил четыре последовательных этапа, описывающих характерную динамику – от энтузиазма к отвращению.

Первый этап связан с вдохновением от начинающегося проекта, энтузиазмом, «горением», восторгом, идеализацией. Но требования, предъявляемые к самому себе, оказываются чрезмерны, и ожидания зачастую неадекватны.

На втором этапе наступает неизбежная усталость, физическая и эмоциональная.

На третьей стадии в силу вступают защитные реакции. Человек самоустраняется из межличностных отношений (происходит дегуманизация), дистанцируется от деятельности. И это совершенно нормальная реакция живого организма, в ответ на чрезмерное напряжение. Проблема в том, что при этом сохраняются требования, запросы и претензии, предъявляемые к себе. И ситуация усугубляется чувствами вины и неудовлетворенности собой.

Четвертый этап — усиление того, что происходит на третьем этапе, терминальная стадия выгорания. М.Буриш называл это «синдром отвращения». Реакция отвращения генерализируется и распространяется на любую деятельность, человек больше не в состоянии испытывать радость ни от какой работы. Это состояние можно проиллюстрировать на примере пищевого отравления. Если съесть испорченный продукт (или переесть), какое-то время реакция тошноты будет сопровождать любую мысль о еде. Эта тошнота является защитной реакцией организма на интоксикацию.

Каковы же причины, приводящие к столь плачевным последствиям?

Попытаемся взглянуть на это через призму фундаментальных экзистенциальных тем, сфокусировав внимание на двух основных аспектах.

1. Причины, связанные со смыслом.

Синдром выгорания ставит нас перед вопросом: «Действительно ли моя работа имеет смысл для меня лично?» Смысл зависит от того, ощущаем мы персональную ценность в том, что мы делаем, или нет. Если мы следуем за кажущимся или навязанным смыслом (карьерой, социальным признанием, любовью окружающих), тогда сама деятельность вряд ли будет наполнять нас и приносить удовлетворение.

На другом полюсе находится такой способ жизни, где мы переживаем исполненность – состояние, связанное с воплощением собственных, личностных, глубоких смыслов. В исполненности и самоотдаче делу, наполненному смыслом, несмотря на напряжение и усталость, не наступает выгорание.

Таким образом, к выгоранию приводит деятельность, требующая значительных усилий, но не связанная с чувством собственной исполненности (предназначения). Когда в деятельности переживается смысл, и человек чувствует, что то, что он делает – это хорошо, важно, соответствует ему, он хочет это делать и радуется процессу, выгорания не происходит. Но эти чувства не нужно путать с воодушевлением. Энтузиазм необязательно связан с исполненностью.

2. Еще один аспект, к которому нас подводит тема выгорания, — это мотивация. Как может человек долго работать, не переживая исполненности? Почему он соглашается на это?

С позиции экзистенциальной теории мотивации, в деятельности человека, которому потенциально угрожает синдром выгорания, есть расхождение между субъективной целевой установкой (намерением) и объективным содержанием его работы. Проще говоря, такая ситуация возникает, когда человек мотивирован не содержанием задачи, не делом, которому служит, а побочными целями. Такими мотивами могут быть карьера, власть, деньги, признание, исполнение долга и т.д. При этом собственно содержание и объекты деятельности, будь то другой человек, задача или отношения, его не затрагивают. Если человек оказывает помощь не ради тех, кому он помогает, если он не видит ценность задачи, которую решает, тогда и люди, и задачи для него становятся лишь средствами для достижения целей, а сама деятельность приобретает не содержательный, а формальный характер, не несет в себе ценности и смысла. И поэтому истощает.

И таким образом можно объяснить механизм возникновения СЭВ тем, что он возникает, когда человек в своей деятельности мотивирован не предметом деятельности, а удовлетворением субъективной нужды (дефицита).

Проиллюстрируем этот тезис парой примеров.

Когда врач, например, во время пандемии коронавируса, работает продолжительное время на пределе человеческих возможностей, отдавая все свои силы спасению людей, у него, скорее всего, возникнут симптомы переутомления и даже истощения. Но если этот доктор работает с чувством внутреннего согласия, твердо зная, что реализует свое призвание, то других, типичных для СЭВ симптомов, таких как цинизм, ощущение пустоты, страдание из-за отсутствия признания, вознаграждения и т.д., у него не разовьется, а истощение пройдет, как только появится возможность для отдыха.

Или напротив, когда человек начинает какой-то проект, потому что тот сулит большие деньги, но сам по себе не несет интереса или смысла. Он оказывается соблазнен дефицитарным мотивом, который потом неизбежно приведет к выгоранию. Потому что в этом случае человек проходит мимо себя, мимо своей жизни. И в этом смысле СЭВ может стать важным диагностическим критерием, который остановит человека для того, чтобы переосмыслить свои действия и образ жизни.

Фото Pixabay, Unsplash

Продолжение статьи читайте здесь

При использовании материала гиперссылка на соответствующую страницу портала wowprofi.ru обязательна

Чтобы продолжить чтение статьи, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте

Доступ к контенту бесплатный

Рекомендуем

Компании